Tag Archives: бенефиты двуязычия

О понимании того, как головной мозг оперирует двумя языками

Автор: Джефри Клюгер (Jeffrey Kluger)

Самое замечательное, что вы сделали, – это то, что вы научились говорить. И это не просто 50 тысяч слов, которые вы научились свободно использовать, или тот факт, что первые шесть лет своей жизни вы узнавали по три новых слова каждый день. Это было и использование времен, и синтаксис, и все леса грамматики, не говоря уже о метафорах, аллюзиях и не вполне совпадающих синонимах.

Но – вы это сделали, и отлично. Теперь представьте, что вы делаете это опять и опять, и становитесь билингвом, трилингвом и так далее. Сознание полиглота особенное и ученые только начинают пристально присматриваться к тому, как знание второго языка влияет на обучаемость, поведение и саму структуру мозга. На конференции по билингвизму, прошедшей во Французском Лицее Нью-Йорка, где все студенты обучаются на двух языках, английском и французском, эксперты лингвисты собрались выяснить, в каком состоянии наука находится на данный момент и куда она движется (признаюсь, что мои дети учатся в этом лицее).

Люди рождаются естественными лингвистами, возможно, они таковы уже в материнской утробе. С самого начала мы можем слышать звуки разговорной речи и начинаем распознавать различные комбинации этих звуков. Сначала нам все равно, к каким языкам относятся поглощаемые нами фонемы, что, конечно, естественно, поскольку мозг должен быть готов познать любой из тысяч языков мира в зависимости от места нашего рождения.

“До возраста девяти месяцев ребенок произносит нечленораздельные звуки, составленные из сотен фонем сотен языков,” – говорит Элизабет Крос, специалист по развитию речи. “Родители будут реагировать на те фонемы, которые они узнали, как принадлежащие их родному языку, что стимулирует ребенка использовать именно эти фонемы.”

Два языка, конечно, требуют вдвое больше работы, но маленькие дети не осознают, что они делают эту работу. Двуязычные люди всех возрастов непрерывно встают перед дилеммой “дог-чан”, названной так психологом исследователем Эллен Бялисток из Университета Йорк в Торонто. Дилемма состоит в том, что при встрече с объектом, действием или концепцией приходится мгновенно выбирать между двумя различными словами для их описания. Такое повторяющееся принятие решений должно улучшить способность решать задачи что называется “на лету” и исследования доказывают, что именно так и происходит.

Ученые лингвисты часто ссылаются на известный Струп-тест, в котором испытуемых просят взглянуть, например, на слово КРАСНЫЙ, которое написано другим, не красным цветом, предположим, синим. Субъекты исследования должны назвать цвет или идентифицировать его на компьютере. Чтобы это сделать требуется на долю секунды больше, чем в случае, когда значение слова совпадает с цветом его написания. У всех испытуемых есть эта задержка, но у билингвов она короче. “Монолингвам всегда нужно больше времени,” — говорит Бялисток. “Этим преимуществом билингвы обладают всю жизнь.”

Отличные результаты при прохождении Струп-теста вряд ли можно назвать маркетинговым преимуществом, но это кое-что говорит о мозге билингвов. Шон Лини, руководитель Французского Лицея, раньше работал в многоязычной школе Франции, где все ученики говорят по-французски и еще на одном из двенадцати языков, среди которых японский, русский, итальянский и испанский.

Как это часто бывает в хороших школах, студенты, в среднем, академически более успешны, чем их сверстники. Не всегда можно определить, насколько это обусловлено природными данными или просто тем фактом, что им доступны лучшие учителя, книги и ресурсы. Тем не менее, Линч наблюдал, что двуязычные ученики определенно достигают лучших результатов в тех навыках, которые требуют интерпретации символов, такие, как математика и музыка. Линч также полагает, основываясь на своих собственных наблюдениях, что многоязычные дети начинают проявлять социальное сопереживание раньше, чем их сверстники, растущие с одним языком. И это легко объяснить.

Понимание того, что твои знания и знания других людей не одно и то же, приходит только после трех лет. До этого дети предполагают, что если они знают какой-то секрет, то, видимо, и вы его знаете. Это в некотором роде примитивный нарциссизм, вера в то, что мое миропонимание едино для всех. Когда же дети узнают, что это не так, эгоцентризм уходит и начинается длительный процесс социализации.(…)

Однако не все исследования показывают преимущества билингвов. Психологи Университета Конкордия, Монреаль, провели исследование с 168 детьми в возрасте от года до двух лет, которых воспитывают родители билингвы и родители моголингвы. Младшие дети из семей билингвов понимали меньше слов, чем дети из семей моголингвов. Дети постарше из семей билингвов могли произнести меньше слов, чем дети из семей моголингвов. Исследователи предположили, что это произошло из-за того, что родители-билингвы смешивали языки, когда говорили со своими детьми, выбирая слова, которые, как им казалось, будет легче произнести. Это, в свою очередь, приводило к тому, что лингвисты называют переключением кода или смешению языков, когда появляется так называемый Спэнглиш или Фрэнглиш, если испанский или французский языки сплавляются с английским. Эллен Бялисток согласна, что это кратковременный недостаток билингвизма, однако он в большинстве случаев преодолевается впоследствии.

Кроме того, языковые навыки, приобретенные в детстве, могут обратиться в дивиденды в пожилом возрасте. Одно исследование показало, что старческое слабоумие развивается у билингвов на 4.1 года позже, чем у монолингвов, а явные признаки болезни Альцгеймера — на 5.1 года позже.

“Одна из научных школ говорит, что любой когнитивный ресурс — образование, многоязычие, даже разгадывание головоломок и кроссвордов — укрепляет мозг и помогает противостоять болезни,” — говорит Бялисток. “Другие говорят, что головной мозг билингва и монолингва начинает стареть одновременно, но билингвы лучше с этим старением справляются, поскольку их мозг функционирует на более высоком уровне.”

В другом исследовании, проведенном в 2013 году в Университете Кентукки, исследовали билингвов и монолингвов в возрасте от 60 до 68 лет и проводили сканирование головного мозга при выполнении испытуемыми когнитивных заданий, которые требовали переключения между различными идеями. Обе группы аккуратно выполнили задание, но билингвы были быстрее, а также экономнее, что показали измерения в передних долях головного мозга.

Факт того, что решение Судоку или получение хорошего образования может улучшить функционирование головного мозга, доказывает, что многоязычие не единственный способ оставаться умственно здоровым человеком в зрелые годы. И множество моголингвов прекраснейшим образом развивают сопереживание и социальные навыки в детстве. Однако, в мире существует порядка 6500 языков. Так что, должна существовать причина, отчего наш головной мозг может освоить не один язык.

По статье `Understanding How the Brain Speaks Two Languages` by Jeffrey Kluger, TIME, Apr 23, 2013.
Перевод: (c) Александр Корозо, RULIST, Feb 19, 2017.